US
Великобритания США Австралия Гонконг Япония Франция Германия Россия Тайвань Южная Корея Канада Нидерланды
/

Brotherhood: Николай Солодников

11.06.2019
1 / 9
2 / 9
3 / 9
4 / 9
5 / 9
6 / 9
7 / 9
8 / 9
9 / 9


Героями рубрики Brotherhood становятся клиенты нашего магазина. Знакомство с которыми, при определенном стечении обстоятельств, со временем трансформируется в приятельские или даже дружеские отношения. Первым гостем в этой серии материалов стал Николай Солодников - основатель и идеолог таких проектов, как набирающий обороты YouTube-канал «Ещенепознер» и общественно-просветительский проект «Открытая библиотека», ведущий программы «Орел и Решка: Семья» на телеканале «Пятница», а также поклонник британского бренда Universal Works

Universal Works - это по-настоящему британская одежда, вдохновлённая рабочей эстетикой, в которой вырос основатель бренда Дэвид Кейт. Переосмысляя традиционные предметы мужского гардероба с учётом современного кроя, он создает универсальную одежду на каждый день с практичным дизайном, уделяя особое внимание выбору материалов и фабрикам, с которыми сотрудничает марка.

Мы предложили Николаю принять участие в фотоcъемке, которая демонстрирует вещи из актуальной коллекции Universal Works, доступные в магазине и на сайте ITK. Кроме того, мы подготовили увлекательное интервью, из которого вы узнаете о жизни Николая Солодникова в Риге, спектаклях Алвиса Херманиса, классном Seafood Bar, старте и устройстве YouTube-канала «Ещенепознер», подробности разговора с SHORTPARIS, русской культуре, сравнениях с Дудем, личной библиотеке, поиске собственного стиля и многое-многое другое. Сразу отметим, ровно как и программы нашего героя требуют полного погружения, так же и наш материал потребует от вас достаточного количества свободного времени для прочтения. Надеемся, вам удастся получить удовольствие!

Дополнительным бонусом к этому тексту станет эксклюзивный промокод от Николая Солодникова в магазине ITK! Используйте промокод «ЕЩЕНЕПОЗНЕР», чтобы получить скидку 30% на блейзер и брюки, выполненные из индийской немнущийся ткани сирсакер - популярная летняя ткань, которая стала символом джентельменства в южных регионах. Промокод будет действителен в течение недели. Ответ на вопрос, почему Николай выбрал именно эти предметы гардероба, вы также найдете в интервью.

Но и это еще не все. Совместно с Николаем Солодниковым, в нашем Instagram-аккаунте мы разыграем 5 книжек, которые прямо сейчас читает сам Николай: «Совершенное преступление» Бодрийяра; книжка про Тель-Авив «Белый город. Черный город»; «Потерянная Япония»; дневники философа Хайдеггера; «Музыка и медицина».

Расскажи, как ты оказался в Риге. Ты же из Санкт-Петербурга, верно?

Да, из Питера. Мы переехали с семьей в конце 2015 года по совокупности причин. Сначала переехали на неопределенный срок. Когда это было не так дорого, жена купила здесь кусок земли, на котором у нас ничего не построено. Просто голый кусок земли. И тогда эта покупка еще позволяла получить ВНЖ. Она получила, и соответственно, вся семья автоматом. Тяжело давался ноябрь в 2015 году в Питере. Ноябрь вообще тяжелый месяц для города. Собрались и переехали сюда. В 2016 году были какие-то неприятности, которые заставили нас здесь задержаться. Просто переехали, сняли квартиру и живем здесь по сей день. Более или менее постоянно базируемся. Дети здесь ходят в школу, садик. Нас все подмывает вернуться в Россию. Жена хотела вернуться в Москву, я в Петербург. Но вот это вот разночтение заставляет нас пока оставаться на месте. Мне в Риге очень нравится.

Чем ты тут занимаешься? Как выглядит твоя рутина в Риге? 

Честно говоря, ничем. Только детьми. Абсолютно все выстроено вокруг детей. А детей у нас много, четверо. Находясь в Риге, я занимаюсь исключительно ими.  Школы, садики, всевозможные кружки, уроки. Все свободное время посвящаю работе. Физически вся моя работа в России, в Москве и в Петербурге. Подготовка к этой работе происходит дистанционно в кафе, дома.

IMG_20190423_0003 copy.jpg

Ты нашел для себя места в Риге, которые любишь и посещаешь постоянно?

Я мечтаю начать посещать театр в Риге, потому что здесь есть, что посмотреть. Того же Алвиса Херманиса старые спектакли, которые я не видел. Но пока, к сожалению, не получается. Из любимых мест в городе есть несколько точек, где я беру кофе постоянно. Ваш магазин, в который я часто стараюсь заходить, даже если не купить что-то, хотя бы просто посмотреть. Мы сняли дом в деревне, недалеко от Цесиса. При первой возможности я стараюсь туда свалить с детьми и провести там хотя бы несколько дней. Мне почти 40, и я понимаю, что по-настоящему живу я только в деревне. У меня выключается голова. Работа с идеями происходит только там.

Если мне на что-то и не хватает времени, о чем я горько жалею, это на чтение. Я стараюсь читать, но я бы хотел читать намного больше. Я бы хотел наконец начать слушать музыку дома. Мне жена какое-то время назад подарила очень классный проигрыватель с шикарными колонками. Стоит какая-то коллекция пластинок. Дети были маленькие, разломали этот проигрыватель. Короче, кошмар. Но сейчас они подросли. Хочу все починить и начать слушать музыку дома. Мы с женой стараемся почаще выезжать из Риги. Благо, внутри ЕС все совсем просто. При первой возможности мы на 2-3 дня куда-нибудь уезжаем. Чаще всего, в Рим. 

А так… Здесь же очень вкусные рестораны. Есть совершенно классное место, Seafood Bar на Дзирнаву - Zivju Lete. Там очень вкусно. Ресторан «3 повара». Очень классный вообще без вопросов. На самом деле сейчас самая классная еда делается в Петербурге. Реально поесть, не просто чтобы набить живот, а чтобы еда была больше чем еда, это в Питер надо ехать.

quote2.jpg

Я согласен, что в Питере культура вкуса, когда еда больше - чем еда,  опережает всю остальную Россию.  

Я фанат ребят, которые делают Duo. Мне меньше нравится Duo Asia и Tartarbar. Но сам по себе Duo – это фантастика. Напротив них открылись ребята год назад… я не знаю, кто это делает… ресторан Birch. Это что-то невероятное. Еще новый они открыли, команда Duo, у парня Блинов фамилия… не помню. На Петроградке. Но я туда еще не доехал. Цены в Питере еще… (приятные).

Что ты делал до того, как стартовал «Ещенепознер»? 

Много чего делал. Я в Питере работал на телевидении. В центральной библиотеке заместителем директора. Из неофициальной моей работы и делом была «Открытая библиотека». Она и остается. Общественно-просветительский проект, который сейчас называется просто «Диалоги», которые делаются нами шесть лет подряд, каждый месяц мы устраиваем интеллектуальный марафон. Я веду программу «Орел и Решка: Семья» на телеканале «Пятница». А так, телевидение, библиотеки, «Диалоги». Когда-то давно работал в музее Чуковского в Переделкино, грузчиком работал в Москве.

Расскажи коротко про проект «Ещенепознера». Как пришла идея – стартовать с YouTube-каналом. Какая цель у этого начинания? Есть ли одна, генеральная мысль, которую ты хочешь транслировать своему пользователю? 

Мы очень долго с моими друзьями и товарищами бродили вокруг идеи того, что нужно сделать что-то. Это даже не было связано с YouTube. Это желание всегда живет внутри нас. В какой-то момент стало понятно, что надо сделать что-то в YouTube. У Юры (Дудь) первый сезон грохочет. Мы смотрели вокруг всего этого. Я понимал, что есть несколько сотен людей, которых Юра к себе не позовет, или которых Юра позовет, но они к нему не пойдут по самым разным причинам. Я четко знал, что мне с этими людьми очень интересно поговорить, им со мной не западло поговорить. Мы пытались задать узкопрофильную тему для разговора. В конце концов подумали, зачем изобретать велосипед. Давай просто делать разговоры с этими ребятами. И стали делать. Сняли Сокурова, Пиотровского, Звягинцева. Потом пришло понимание того, что можно работать с формой, пытаться снимать это немного по-другому, чтобы это отличалось от того, как это снимают все остальные. К выпуску с SHORTPARIS пришло понимание, что можно делать не просто интервью, а задать новый формат разговора, чтобы у зрителя возникал вопрос, а кто в этой ситуации интервьюер. В этом направлении мы и будем дальше работать. Это попытка перезапустить, переизобрести жанр интервью. Я вообще не хотел бы называть это интервью. Никакой генеральной линии нет.

quote 10.jpg

Тебе не кажется, что это неправильно? В любом деле сознательного человека должна быть какая-то одна генеральная линия, которая красной нитью проходит. 

Все те люди, которые становятся героями «Ещенепознера», являются достоянием русской культуры. Как бы претенциозно, пафосно это не звучало, но для меня слова «русская культура», они живые, пульсирующие, основополагающие для моей жизни. Если я зачем-то на свет появился, это чтобы вступить во взаимоотношения вот с этим, с русской культурой. Может быть, я сам к ней не имею никакого отношения, но для меня непередаваемое счастье – жить в одно время с Норштейном. Я понимаю, что это счастье не выпало на долю миллионов людей, которые жили до меня на территории нашей страны, или будут жить, когда меня или Норштейна уже не станет. Они просто не смогут его увидеть живого, заглянуть в его глаза, мир. А это мое счастье. Сокуров, кто угодно. Все те, кто становятся нашими героями.

quote 4.jpg

Расскажи про команду «Ещенепознера». Как это выглядело, когда ты только начинал и как это выглядит сейчас?

Моя жена Катя, с которой мы все время все обсуждаем. Она главный советчик. Душевный и мозговой центр всей этой истории. 

Это шесть человек. Практически с самого начала. Мы существуем всего пять месяцев, поэтому мы все еще находимся в самом начале. Егор Крецан, человек, который много лет связан с жизнью футбольного клуба «Зенит». Он возглавляет медиа «Зенита». Все, что связано с медиа. Это довольно большое направление. Он у нас отвечает за все, что связано с менеджментом, маркетингом, за всю экономику. Саша в прошлом Янбухтина, теперь Крецан, жена Егора, в прошлом исполнительный продюсер «Кино ТВ». Мы еще давно с ней работали по проекту «Открытая библиотека». Она отвечает за то, как это выглядит. Она режиссер-постановщик всей этой истории. Она отвечает за монтаж и так далее. Денис Гордеев, мой старинный приятель, соавтор проекта, с которым мы все вместе придумываем. Все вместе обсуждаем. Недавно к нам пришла Ксения Кононова, которая работала с Сашей на «Кино ТВ». Она отвечает за всю административную работу, потому что ее становится все больше. Вот такой состав.  

Как ты сам хочешь, чтобы тебя воспринимали? Ты кто сам для себя.

Библиотекарь. Я себе тоже задаю вопрос, что для меня самое главное, интересное в этой жизни. Книжки. Я книжный человек. Точно не хотел бы называться журналистом. Я любопытствующий библиотекарь.

В своем развитии к чему стремишься?

Я бы хотел стать мудрее. Я знаю гигантское количество людей в возрасте, которые беспомощны в этом отношении. Помудрее и поблагороднее хотелось бы стать, чтобы людей не злить.

quote 5.jpg

Как происходит отбор гостей? Был ли кто-то кто отказался от участия? Назови тех, с кем бы ты очень хотел сделать материал?

Я тебе назову конкретные фамилии. Я бы хотел сделать интервью с Юрой (Дудь), Мироном (Oxxxymiron), Хаски, Земфирой, Бузовой. Наверное, пять человек. Из неизвестных персон я бы мечтал сделать интервью с рядом музыкантов, которые даже в России уже давно не живут. Пианист Григорий Соколов. Я бы мечтал с ним пообщаться. Гидон Кремер, Михаил Барышников.

quote 6.jpg

Они недоступны?

Просто Юра (Дудь) считает, что его и так везде много, поэтому он интервью давать пока не соглашается. Может, вообще никогда не даст. Мирон… два года я разговариваю с его директором, Женей. Нет и нет. Я даже не задаю себе вопрос, почему нет. Земфира… там вообще никакого нет. Мы писали, там совсем все глухо. Бузова… не знаю, на какой стадии переговоров там находится. Тоже, по-моему, нет. Барышников не дает интервью русским журналистам. Может быть, когда-нибудь согласится. С Кремером, я надеюсь, получится интервью сделать. Опять же если не откажется. Сейчас начну пытаться находить подходы к Григорию Соколову. 

Из тех, с кем сделали и пришлось отказаться… мы больше никогда не будем работать в рамках никаких промо кампаний. Когда выпускают фильм, и тебя начинают засыпать предложениями сделать интервью с этим человеком, у нас кино выходит. Так выходил фильм «Ван Гоги». Нам предложили сделать интервью с Серебряковым. Он классный артист, почему нет. Пришел Серебряков, который дает 45 интервью за 2 дня. Садится перед тобой. Я понимаю, что он даже не понял, куда он пришел, в какую программу, на какой канал. Это 35 интервью. Я ему задаю вопрос. Он «да», «нет», «на это я не буду отвечать», «если вы меня про это будете спрашивать, я сейчас встану и уйду». И вот так это продолжалось 10 – 15 минут. Я предложил на этом закончить. Он собрался и свалил со своим пиар-агентом. Мы обошлись без потерь со своей стороны, а он поехал дальше, давать другое интервью. Например, на Западе артисты воспринимают интервью как работу.  Устал ты или не устал, но если ты пришел на интервью, веди себя достойно.

quote 7.jpg

Люди, которые смотрят твои выпуски, называют тебя «Дудь для умных», сравнивают с Познером. Ты знаешь об этом? Как ты к этому относишься? Кроме того, сейчас ты становишься действительно популярным, как тебе живется в новом социальном статусе?

Для интеллектуалов. Меня вначале это дико раздражало. Мы к этому были готовы. Мы запускали проект и еще до того, как вышла первая программа, сами себе сказали: «Чуваки, нас будут х*есосить 3 месяца, говорить, что мы – пародия на Дудя, мы недодудь, недопознер. Мы кладем на это болт. Мы делаем свое дело. Не обращаем внимания на все это». Мы действительно не обращали внимания. А потом, когда я понял, что вот этот ярлык интеллекта, Дудь для интеллектуалов или новый Познер, к нам прилип… ну ок. Почему нет? Юра – прекрасный парень. Я к нему отношусь с огромным уважением. Нравится вам называть Дудем для интеллектуалов, хотя я себя ни в коем случае интеллектуалом не считаю… я на самом деле не умный, не системно образованный человек. Это еще все впереди, если будет время. Я имею в виду системное образование. Нравится вам так называть, ок.

quote 14.jpg

По поводу ниши. Мы действительно заняли нишу, которой не было, которую никто до нас не занял. Это YouTube, который ориентирован на людей, которые не торопятся, у которых есть час времени, чтобы включить программу и внимательно ее посмотреть. Не перещелкать, а посмотреть. А после нее, услышав фамилию Вайнберг, или Селиверстов, найти этих композиторов и послушать. Это источник дополнительного образования, дополнительного знания. 

Кроме того, я реально испытываю трепет перед людьми, с которыми разговариваю. Я всегда рассматриваю это как честь для меня, нахождение в кадре с этими людьми. По поводу нового социального статуса. На улицах стали узнавать больше, окликать. Вчера иду по Москве, из машины человек кричит: «Спасибо за канал». Это офигенно приятно. Но возвращаясь к интервью с SHORTPARIS, когда мы с Колей рассуждали по поводу того, что мы на самом деле солдаты. Комфорт – вещь очень вредоносная. Никогда не стоит обольщаться по поводу своего успеха, достижений. Все эти внешние маркеры – полная х*йня. Никакого отношения к  настоящему делу, которым ты занимаешься, это не имеет.

quote 11.jpg

Твое материальное благосостояние улучшилось?

Нет, я еще ничего с канала не заработал… реклама пришла довольно быстро. Всех это удивляет. Буквально через 1-1,5 месяца вышло несколько агентств. Мы пока работаем с одним. Реклама позволяет нам сейчас оплачивать работу тех людей, которых мы нанимаем снимать, монтировать. Мы платим за технику, мы оплачиваем билеты, гостиницу. Мы можем платить зарплату. Я еще пока с этой программы не получил ни рубля. Надеюсь, к лету что-то получу.

Расскажи про «Орел и решка». Как ты туда попал? Благодаря «Ещенепознеру»?

Нет, на «Орел и решка» мы попали раньше. Это было 1,5 года назад. Телеканал «Пятница» возглавляет наш большой семейный друг, друг нашей семьи, Кати в первую очередь, Николай Картозия, которого я очень люблю, который нежно любит нас. У нас было общее журналистское настоящее и прошлое. Еще у нас большая семья. Они искали семью под этот формат – «Орел и Решка: Семья». Ему показалось, что мы в этом случае можем в это дело попасть. Мы поехали в Японию, сняли пилот. Сейчас запустили большой сезон, 8 программ будет. Они уже начали выходить на «Пятнице». Во-первых, это возможность показать детям мир, который мы бы им никогда сами не показали. Во-вторых, на мой взгляд, "Пятница" – один из лучших каналов на современном российском телевидении, на котором точно не стыдно работать, а в некоторых проектах даже честь. «Орел и решка» - классная программа. Я и без нас самих периодически ее смотрел. И плюс – это заработок.

Что ты сам смотришь в YouTube? На какие каналы ты подписан?

Только на Юру, и на «Бесогон». YouTube-канал Каннского фестиваля. Остальное только в режиме рекомендаций. Юрины интервью стараюсь не пропускать. Может быть, сейчас не получается день в день смотреть. Но на второй-третий день я их отсматриваю. Других интервьюеров не смотрю. Всех тех, кого называют рядом с нами в этом сегменте, не смотрю. На «Арзамасе» есть хороший проект, «Детская комната», где собраны лучшие мультфильмы, фильмы для детей, радиоспектакли. Вот это классная штука.

quote 13.jpg

Разговор с SHORTPARIS. Тебе самому было комфортно в таком формате, не классического интервью, а диалога. В чем заключалась идея такого подхода? Как ты к ней пришел?

Нам обоим было некомфортно, и Коле, и мне. Он старался навязать свою повестку, я старался навязать свою. Из этого получилось то, что получилось. Идея снимать в прачечной принадлежит… изначально Коля просто не хотел сниматься там, где мы обычно снимаем. А уже кто прачечную предложил… то ли мы, то ли Коля. Он хотел на рынке снимать. На рынке нам не разрешили. В итоге мы снимали у Гриши Свердлина и в прачечной «Ночлежки». 

Это получилось автоматически. Готовясь к этому интервью, я понял, что про них нет традиционного вала информации. Все ограниченно. Я решил построить это интервью интуитивно. Придумал первый вопрос какой-то там. Уже не помню. Отталкиваясь от него, начинал плясать. При этом важно было в этой ситуации, если ты уже идешь интуитивно, сделать скачкообразное интервью. Вот вопрос про абсолютное зло, а вот вопрос, почему вы уехали из Новокузнецка. Совместить несовместимое. Мне кажется, что этот диссонанс для Коли очень гармоничен. А концепцию съемки ребята разрабатывали без меня. Нам еще с погодой дико повезло. Солнце, которое сменилось сумасшедшим снегопадом. Я вообще не готовлюсь к интервью в том понимании, в котором готовится, например, Юра. Или другие люди, которые перечитывают старые интервью этого человека. Я стараюсь воспринимать человека так, как я его знаю здесь и сейчас. Я вот обращаюсь к Юрию Борисовичу Норштейну. То, что я сейчас про него знаю, я знаю. То, что я не знаю, спрошу у него в кадре. А перечитывать старые интервью, мне это совсем неинтересно.

В интервью с SHORTPARIS ты сказал, что хочешь делать интервью, непохожее по стилю ни на одного другого интервьюера. Чем «Ещенепознер» отличается от остальных подобных проектов, схожих по тематике. 

Про подготовку я уже сказал. Мы по-разному готовимся. Я надеюсь, что выбор героев уже сейчас отличается от того, что есть. И будет еще сильнее отличаться от того, что есть. Съемка, монтаж. Все в купе дает язык, новый язык. Это попытка перезапустить язык публичного общения. Это будет не дискуссия, не диалог, не классическое интервью. Это будет попытка изобрести новый язык общения человека с человеком. Все это в рамках большого понятия, в котором мы все существуем, русская культура.

Есть 4 интервью, которые заставляют меня думать, что мы какими-то маленькими шажками движемся в этом направлении. Даже не целиком 4 интервью, а 4 фрагмента. Фрагмент из интервью с Норштейном, где звучит музыка из «Ежика в тумане» и идут фрагменты «Ежика в тумане», ближе ко второй половине интервью, когда он рассказывает про фразу… неважно. Кому интересно, он увидит этот фрагмент. Это раз. 

Второе – это тизер молчания с Чубайсом, когда мы просто в тизере молчим друг напротив друга, вообще ничего не говорим, просто смотрим друг на друга в течение 40 секунд. Это два. Третье – SHORTPARIS – это финал с Вайнбергом, это звучащий Бах на фоне Колиного лица. Это три. И четвертое – это вступление к программе с Бардиным. Вот эти вещи, вступления, тизеры, когда мы переглядываемся на фоне музыки, начинающей звучать, из «Летучего корабля», и ударной партии. Все это вкупе, монтаж, взгляд, музыка. Вот эти 4 фрагмента дают надежду, что мы что-то нащупываем сейчас.

nepozner-bw.jpg

Давай про одежду. В своих интервью ты разговариваешь с людьми на достаточно глубокие темы. Одежда – это другой способ коммуникации. Первичный, неглубокий, но самый первый. Еще до рукопожатия. Кто из твоих гостей – будущих или тех, кто уже был в передаче – произвел на тебя впечатление своей манерой выглядеть и разговаривать, давать сигналы своим внешним видом?

Юрий Борисович Норштейн, потому что он выглядит так, как должен выглядеть творец времен Ренессанса. Рубашка, которой 20 лет, на этом теле сидит так, что ты понимаешь, что именно так эта рубашка должна на мужчине, на творце быть. Брюки подвернутые, старые. Но это одежда, которая и придумана для таких людей, для людей такого масштаба. Михаил Борисович Пиотровский, икона консервативного, классического стиля. Несмотря на то, что кажется, что это почти всегда один и тот же костюм, эти костюмы придумывались для таких людей, как Пиотровский. Это всегда идеальная длина брюк. Я в жизни не мог на себя найти такие брюки. На него смотришь и думаешь, как брюки могут на мужчине вот так сидеть. Я уже молчу про шарфик, который всегда с ним. Его осеннее бежевое пальто, тренч, в котором он приехал. Это недосягаемые высоты.

По твоим выпускам видно, что ты находишься в поиске своего персонального стиля для кадра. Расскажи, как он проходит? Будучи в кадре, какие характеристики предметов гардероба для тебя действительно важны? 

Это всегда мучительный вопрос, который решается утром за 2 часа до самолета. Ты стоишь перед этим шкафом и думаешь, что тебе надеть. Ты всегда надеваешь то, что точно знаешь… что как минимум тебя не обосрут за то, как ты выглядишь. Это джинсы, пиджак, водолазка, рубашка. Что-то максимально классическое. Были попытки надеть что-то такое, что как-то бы выделялось из общей массы. Брюки Universal Works я у вас покупал. Но я надел неправильные ботинки к ним. Какие-то свитшоты, еще что-то. Короче говоря, это точно поиск. И на сегодняшний день ответа, как я должен выглядеть в кадре, пока нет. 

Что должно быть хорошо в кадре? Это должно выглядеть красиво, и при этом не должно выглядеть так, как будто ты специально это надел для интервью. Была попытка надеть костюм. Но это как нарядить ненаряжаемое. Кстати, я его надел на интервью с Серебряковым. Слава богу, что оно никуда не вышло и костюм этот никто не увидел. Должно выглядеть так, что я не переодевался специально для разговора. Я и утром, и вечером буду так же одет. Я консервативен в плане цветов. Может быть, это не очень хорошо. Я не люблю одежду, которая мнется. Мятая одежда в кадре тоже очень плохо… вот купил брюки Universal Works. Надеюсь, что я в них до смерти и прохожу. Все время вас прошу привезти еще. Двух пар мне точно бы до смерти хватило. Одни могут протереться. 

Обувь. Я вообще к обуви трепетно отношусь. Не должно быть плохой обуви в кадре. Грязной обуви в кадре не должно быть. Я болезненно отношусь к собственной склонности к полноте. Как только я начинаю жрать, обычно это происходит зимой, у меня тут же вырастают щеки. Живот в меньшей степени, но щеки просто моментально. Теперь я стараюсь после 7 не есть. Три дня не поем после 7 и щеки спадают. Как только у меня щек нет, что не надень, все смотрится нормально. Как только щеки выросли, что не надень, все равно сидит как кисель.

Есть ли кто-нибудь из представителей фешн/ритейл-индустрии, который был бы тебе потенциально интересен как гость?

Во-первых, я бы хотел сделать интервью с тобой, поговорить про то, как сегодня живет маленькая индустрия внутри России и за ее пределами. Потому что все уже так или иначе по касательной имеют к этому отношение, но никто не знает людей, которые эту индустрию делали своими руками. Поговорить про героев этой индустрии, про которых я вообще ни черта не знаю, но мне очень интересно про это было бы узнать.  

Кроме вас я знаю только Гошу Рубчинского и Демна Гвасалию. Все. Причем имя Демны я в первый раз услышал вчера. Мне сказали, что если мы соберемся снимать в Грузии, вот кого надо снять. Про Гошу Рубчинского я только знаю, как это выглядит, что это дорого. И все. И что он дружбан Земфиры и Ренаты Литвиновой. И делал костюмы для спектакля «Северный ветер». Вся история индустрии в России – это ваша история.

IMG_20190423_0003 copy aa.jpg

Ты говорил, что планируешь запустить собственный мерч? 

Мы находимся на стадии проработки, ищем подходящего партнера.

Летов. Откуда такая рьяная увлеченность? Не находишь ли ты его крайне неоднозначной, в плохом смысле противоречивой персоной, для того чтобы возводить его в такой статус, пусть даже для себя лично. Ведь у тебя публичная программа и ты человек публичный, к твоему мнению  прислушиваются.

Я полюбил творчество «Гражданской обороны» довольно поздно. Это было после 20 лет. Я не люблю ранние альбомы «Гражданской обороны». Я не слушал гражданскую оборону, когда все ее слушали, играли на улицах. Я полюбил «Гражданскую оборону», начиная с альбома «Долгая и счастливая жизнь». Это уже перезапуск «Гражданской обороны», совершенно новый этап творчества. Потом я для себя открыл альбом «Звездопад», где они играют песни советских лет, который мне дико понравился.

И два альбома – «Невыносимая легкость бытия» и «Солнцеворот», которые потом тоже были перезаписаны – и потом еще три альбома, которые последние – это то, что мне нравится в «Гражданской обороне». Я преклоняюсь перед Егором Летовым как перед выдающимся деятелем русской культуры. Я считаю это огромным явлением русской культуры. Могу сказать массу чего по этому поводу. 

Для людей, у которых остаются какие-то вопросы, советую посмотреть последний концерт «Гражданской обороны» на большом экране, «Сияние обрушится вниз». Там снимаются все вопросы по поводу того, кто этот музыкант, зачем он так это делает, о чем он поет и так далее. Через три дня после этого концерта Летов умирает. Просто посмотрите в глаза этого человека за три дня до смерти, на то как это делается. Мы придумали рубрику. Она нам показалась классной. «Русское поле экспериментов». Просто решили гадать на книжке Егора Летова. Без всяких отягощающих смыслов. В какой-то момент стало очевидно, что если разговор получается, то Летов ворожит. Посмотри интервью с Явлинским, где выпадает стихотворение «Пластмассовый мир победил». Или стихотворение, которое выпадает Чулпан Хаматовой. Или которое выпадает Бардину, или Уминскому. Ты просто понимаешь, там реальная мистика. Я иначе это объяснить не могу. Мы никому ничего не закладываем, не подсовываем. Но вдруг становится понятным, что вот этот сборник стихов идеально попадает под интонацию программы. Если разговор хороший, то и строчка ложится просто идеально для того, чтобы подвести черту и уйти с правильным настроением на улицу.

quote 8.jpg

Ты никогда не слышал, что большая часть музыки и текстов ему не принадлежит? 

А группа «Аквариум»?

Я с тобой хочу это обсудить. 

Узнал уже после программы с Мартыновым. Мне сказали, что музыка к «Холодному году пятьдесят третьего» - это музыка группы King Crimson, песня «Эпитафия». Я включаю и понимаю, что люди не врут. Она действительно очень похожа. Но я далек от мысли, что Владимир Иванович просто решил сп*здить музыку у King Crimson. Это взаимное влияние, попадание под очарование того, что ты очень любишь. То же самое происходило с Егором, Гребенщиковым. Послушай группу  Talking Heads и первые альбомы группы «Аукцион».

Музыканты – зависимые люди. Они настолько любят чужую музыку, настолько попадают под ее очарование, что когда начинают писать свою, оказывается, что это все было написано теми, кого они так любят и слушают годами. Обвинять их в том, что они ее воруют… они же не олигархи.

quote 9.jpg

Какие произведения ты слушаешь прямо сейчас? Что у тебя в тяжелой ротации?

До сих пор не дошел до академической музыки. Я ее мучительно слушаю постоянно. Ничего кроме классической музыки не слушаю. Я ее не до конца понимаю. Есть исполнители, которые мне эту музыку объясняют. Когда я ее слышу, особенно живьем, я ее понимаю, чувствую. Сейчас в горячей ротации все те записи, которые есть в iTunes Григория Соколова. Всегда заряжен пианист, которого мало кто знает, Евгений Королев, который преподает в Гамбурге, редко выступает. Говорят, что он лучший в мире исполнитель Баха. Королев, Соколов, Мартынов. Всегда барочная музыка есть, особенно Пёрселл. Это то, что в горячей ротации.

Ты активно пропагандируешь читающий образ жизни. Расскажи о своей личной библиотеке. Собираешь ли ты ее осознанно, целенаправленно или это стихийный процесс?

Книги я покупаю всю свою сознательную жизнь. Был период, когда я жил в Петербурге. У меня не было денег, но я каждый день обходил все букинистические магазины и покупал за копейки то драгоценное, что я там находил. Лет 10 назад у меня была офигенная библиотека, которую я очень любил. В какой-то момент нужны были деньги. Я всю свою библиотеку продал. Спустя какое-то время, лет 5-6 назад начал собирать книжки заново. Сейчас у нас дома до 1000 книг. Может быть, чуть больше. Чаще это нон-фикшн, документальная, историческая литература по истории искусств, истории музыки. Реже художественная литература. Хотя я мечтаю в ближайшей перспективе вернуться к чтению художественной литературы, в первую очередь мировой и русской классики. Прочитать то, что я еще не прочитал. Или перечитать то, что читал давно. Что последнее купил? Юрий Слезкин «Дом правительства. Сага о русской революции». Она лежит, там 1,5 тыс. страниц. Еще не начал читать. Книга о Японии какого-то американского журналиста про то, как умирает традиционная японская культура. Сейчас читаю книгу о Горбачеве. Во всех городах мира, где я бываю, я стараюсь купить либо книжку Бродского, либо Одена на родном для данного места языке. 

Ты сказал, что продал свою библиотеку. Она представляла ценность? 

Там каждая книжка была выстрадана мной. Там не было ни одной случайной книги. Они не имели большой финансовой стоимости. Но смыслово каждая из этих книг значила для меня… Я привез эти 600 – 700 книг к букинисту. Это было лет 15 назад. Он мне дал 30 – 35 тыс. рублей. Это было дешево. Но в тот момент мне очень нужны были деньги. Незаживающая рана. Никогда в жизни себе не прощу.

quote 12.jpg

Скажи пару слов о книгах, которые ты нам принес. Почему ты выбрал именно их.

Это последнее издания Бодрийяра «Совершенное преступление». Бодрийяра я читаю со студенческих времен. На мой взгляд, это один из главных философов второй половины ХХ века. Он очень круто пишет. Книжка про Тель-Авив. «Белый город. Черный город». Это история строительства Тель-Авива, как он создавался, на каких культурных основаниях. Как развивается сейчас. Это дико интересно написанная книжка про урбанистику. А Тель-Авив я очень люблю. Это та самая «Потерянная Япония», про которую я уже рассказал. Я ее еще не читал, но мне кажется, что это дико интересная штука. 

Хайдеггер. Это один из главных философов в моей жизни. Это его дневники, которые впервые изданы в России. Здесь он открывается как поэт. Его короткие реплики – это невероятно красивое чтение. «Музыка и медицина» – это классная книжка. Здесь интересный подход к изучению творчества композиторов, которые для меня очень важны. Моцарт, Бетховен, Шуберт через их болезни, патологии. Все они тяжело болели. Автор пишет, что лучшие слушатели классической музыки – это врачи. Они препарируют человека с разных сторон. Это не значит, что это выдающаяся книжка, но это еще один интересный взгляд на жизнь и творчество того или иного композитора. Здесь еще про Шуберта есть. Про Шуберта очень мало литературы на русском языке. Я его считаю главным композитором в истории академической музыки. 

Оказавшись перед Познером, что ты ему скажешь?

Владимир Владимирович, напомните, где вы покупаете носки?


ИНТЕРЕСНО

Mephisto
Путешествие в зону комфорта
Girls & Longsleeves
Великолепная семерка
Мы используем файлы «cookies». Продолжая свое пребывание на данном веб-сайте, вы даете согласие на использование файлов «cookies»